KiamiRay
F = F(U1,U2,U3, ..., Un), где n-коэффициент раздражённости
Название: Сила Слова
Автор: KiamiRay
Фэндом: Tsubasa : Reservoir Chronicle & xxxHolic
Персонажи: Курогане, Фай Доумеки, Ватануки, Юко
Дисклеймер:Персонажи принадлежат, разумеется, CLAMP
Жанр: Джен, Юмор
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Статус: закончен

Вновь первый со вторым сошлись в постели,
а там уже лежат блондин с брюнетом.

© undel // Вослед Вишневскому//




— Хорошо, а что это? – спросил Курогане, указывая на мерцающую поверхность, проявившуюся прямо на одной из стен комнаты Ватануки в Магазине Желаний. Все обернулись.
В воцарившемся безмолвии едва слышно вибрировал непонятный ритмичный звук.
— Я не чувствую никакой магии – нарушил молчание Фай. – То есть вообще, словно мы сейчас не в гостях у Ведьмы, а в обычном загородном домике.
— Я тоже не вижу ничего необычного. Но вряд ли оно опасно. Неужели, это все дело рук человека? – задумчиво произнёс Ватануки. – Мне кажется, с той стороны кто-то есть.
Он подошёл поближе и начал всматриваться. Монотонный перестук прекратился, когда Ватануки подошел вплотную к стене, но спустя некоторое время вновь возобновился.
Стена состояла из небольших квадратиков, в каждом их которых сидело по три маленьких шарика – красный, синий и зелёный. Размеры шариков постоянно менялись, они теснили друг друга, а если пересекались, то образовывали совершенно новый цвет. Ватануки коснулся рукой стенки, она была мягкой и слегка пружинила. От его рук по странной поверхности побежали круги, как по воде.
— Придурок… — донёсся раздражённый голос Доумеки. — А если бы эта стена тебя засосала?
Ватануки ничего не ответил, но руки с непонятной поверхности убрал, в тайне, даже от самого себя, довольный заботой друга, проявленной в его излюбленном грубоватом стиле.
Фай, прикрываясь одеялом, встал с кровати и подошёл в Ватануки. Он приблизил лицо к мерцающей поверхности и радостно произнёс:
— А я тебя вижу! Да-да, тебя! Какое у тебя забавное выражение лица! Кажется, что ты вот-вот вывалишься из своего родного мира!
— Эй, маг! Кому это ты? – злобно спросил Курогане. Фай, забрав одеяло, даже не подумал, что его друг останется у всех на виду (или подумал и сделал это специально, дабы наконец-таки под шумок узреть тело, с которым, видимо, провел ночь, абсолютно не запечатлевшуюся в его памяти). Лишь молниеносная реакция и глубинные рефлексы помогли Курогане успеть прикрыться подушкой до того, как эгоистичный маг полностью стянул с него его последнее укрытие. Фай сокрушенно вздохнул и перестал коситься в сторону ниндзя.
— Ой! Я тоже вижу! – вскрикнул Ватануки и, оперевшись на стену двумя руками уставился куда-то внутрь. – Привет! Ой, а ты меня видишь? Слышишь? Это ведь всё из-за тебя, да?

Незадолго до этого:

-Эй, Ванатуки, вставай! – повторял Доумеки, тряся крепко спящего Ватануки за плечи. — Да вставай же, идиот!
Но Ватануки не реагировал на попытки его разбудить, а лишь продолжал негромко сопеть. Тогда Доумеки приблизился к лицу своего непросыпающегося мучителя и прошептал ему на ухо:
— Приготовь мне поесть!
Глаза Ватануки тут же распахнулись.
— Юко... вернулась? – сонно прошептал он, а потом, заметив нависшего над ним Доумеки – закричал. – Аааа! Ты что совсем спятил? Что ты тут делаешь, почему на тебе мои штаны?
— Разве ты не помнишь? У нас была просто прекрасная ночь! – мрачно ответил Доумеки, скрестив руки на груди. Ватануки невольно скользнул взглядом по обнаженному торсу. Перед его глазами промелькнули несколько картинок – то ли порождения больного воображения, то ли кадры остаточной памяти. Повторяя про себя «не может быть, не может быть», Ватануки помотал головой, прогоняя их. Дабы удостовериться, что все нормально, он приподнял одеяло. Но получил подтверждение ровно обратного.
Ватануки обнаружил себя абсолютно голым, и его лицо тут же налилось краской. Рядом с собой, прямо на кровати, он обнаружил несколько пустых бутылок. Парень умоляюще посмотрел на своего друга. Тот в этом взгляде прочел немой вопрос «Если было, то… кто кого?», но он не собирался ни разбираться, ни, тем более, утешать. Потому что если было, то ответ очевиден. Так что в любом случае Доумеки был в выигрышном положении.
Глаза Ватануки раскрылись от удивления – он вдруг понял, что Доумеки находится в Магазине Желаний. Неужели… эта ночь была желанием этого выскочки?
— Ты… ты… — начал, заикаясь Ватануки, но тут же был перебит.
— Я сам был удивлён утром, обнаружив себя… голым… рядом с тобой. Из всего, что я нашёл, мне подошли только эти штаны, а твои рубашки для меня малы. Кстати, ты давно живёшь в отдельной комнате на улице?
Ватануки непонимающе посмотрел на Доумеки. Тот кивнул на дверь.
— Подай халат, пожалуйста. И отвернись ненадолго! – попросил Ватануки.
— Как будто мне приятно смотреть на твои кости – прозвучало в ответ. Доумеки хотел съязвить чем-то вроде «Чего я там не видел», но решил не испытывать судьбу. Ведь даже ему было бы весьма неудобным узнать, что он действительно все там видел.
— Это у меня-то кости?! – возмутился Ватануки, вползая в халат. – Это не кости! Это мышцы!
— Вот придурок… — устало протянул Доумеки.
Ватануки встал с кровати, надел очки и быстрым шагом подошёл к двери. Открыв её, он увидел привычный коридор Магазина. Этой ночью ему было лень возвращаться домой после затянувшейся уборки.
— Ты хочешь сказать, что для тебя за этой дверью начинается улица?
— Да, – ответил Доумеки и зевнул. – А идти домой по улице в неудобных штанах и с оголённым верхом я не захотел.
— Ах, ты же не видишь Магазина... Но, как ты? У тебя вчера вечером не было никаких желаний? – спросил Ватануки, смотря на друга с подозрением.
— Не было, кроме одного – хорошенько выспаться у себя дома.
Ватануки выдохнул. Он уже начал бояться того, как он будет смотреть в глаза Юко и Химивари. Просто случилось очередное маленькое происшествие, в результате которого он и Доумеки отказались в одной постели. Ничего такого, с ним бывали вещи и страшнее. Ватануки бросил взгляд на кровать и оторопел. На ней лежали в обнимку блондин с брюнетом и спали. Ватануки узнал их — это были Курогане и Фай. Откуда они здесь взялись? Нужно было срочно найти Юко! Но она же уехала…

Юко появилась сама. Точнее её голос безжалостно вплыл в сознание Ватануки.
«Эй, Ватануки! Чего приуныл? Неужели тебе не понравилась ночь с лучшим другом? На самом деле, всё не так плохо, как кажется! Ты ведь помнишь, какой сегодня день?»
Ватануки глянул на настенный календарь – четверг, двадцать восьмое июля. Но что это за день?
«Я уже много раз тебе говорила, что мысль и слова, гораздо более вещественны, чем кажется на первый взгляд. Люди разбрасываются ими, как ненужными вещами, не задумываясь о последствиях, и сами очень часто от этого же и страдают. Слово не воробей, верно? Но бывают случаи, когда от чьих-то слов меняются судьбы других людей, а иногда и целых миров. Люди, способные произносить такие слова, наделены огромной силой, но платой за такую силу становится их молчание. Эти люди очень стараются не вмешиваться в чужие судьбы…»
Юко замолчала, а Ватануки вспомнил её рассказы про очень могущественного мага – Клоу.
«Очень часто, простые люди вмешиваются в чужие судьбы неосознанно. Настоящего желания что-то изменить они при этом не имеют. Но ведь вода камень точит. А если воды будет много, и она будет течь быстрее…»
— Спасибо… А нельзя было просто объяснить, что случилось? – пробубнил Ватануки.
«Следи за своей речью. Ведь даже самые глупые пожелания могут сбыться»

Доумеки с интересом наблюдал за застывшим со стеклянными глазами Ватануки, иногда переводя взгляд на спящую под одеялом парочку.
— Вот почему она никогда ничего не говорит по-человечески? – пожаловался Ватануки.
— Это была Юко, что она сказала? – спросил Доумеки и подошёл к кровати.
— Что-то про важность слов и судьбы. Ты меня не слушаешь… Эй, что ты делаешь?
Доумеки будил Фая. Когда маг открыл глаза, он с удивлением покосился сначала на разбудившего его мальчишку, а потом на лежащего рядом Курогане. Лицо его расплылось в улыбке, а потом он и вовсе засмеялся. Фай почесал Курогане за ухом и произнёс:
— Куро-хр-хр, а что ты делаешь в моей постели?
— Что?! – вскрикнул едва успевший открыть глаза Курогане. Он оценил свое положение, весьма близкую дислокацию «вражеских сил», и на его лице отразилась вселенская скорбь вперемешку с гневом:
— Чёртов маг, что ты наделал? Где.. где мы?
Ватануки поклонился гостям.
— Вы в Магазине Желаний, но, простите, я понятия не имею, как вы здесь оказались…
— Хорошо, а что это?...

Вернёмся в настоящее:

Фай положил руку на плечо мальчику:
— Что-то мне подсказывает, что если нас и видят, то очень плохо, зато нас точно слышат. Но вы, ребята, прикройтесь на всякий случай.
Стоило Фаю отпустить ехидность, как он сам охнул, обеими руками вцепившись в одеяло, которое неумолимо с него сползало.
— Да стой же ты! – выкрикнул маг, оседая на пол вслед за одеялом, чтобы не остаться голым.
Остальные присутствующие в комнате безмолвно наблюдали за странным явлением. Так же внезапно, как и взбунтовалось, одеяло успокоилось. В звенящей тишине Фай переждал несколько секунд, в ожидании новых попыток себя раздеть. Но таковых не последовало, и он поспешно перебрался на кровать, обложившись там дополнительно подушками, в надежде, что они-то его не предадут.
— И что это было? – хором спросили Курогане и Доумеки.
Все рассмеялись, Фай немного нервно. Напряжение спало, и никто не заметил вновь начавшегося тихого равномерного постукивания.
— Это все из-за этой штуки, – проявил чудеса проницательности Курогане, обвинительно тыкая пальцем в сторону стены.
Словно в подтверждение его слов, одеяло вновь ожило и сжалось, сгребая вместе его и Фая. Ниндзя начал орать и извиваться, а маг вроде бы был и не против, но не решался это показать, поэтому просто спокойно – насколько это было возможно рядом с брыкающимся Курогане – лежал и блаженно улыбался.
— Может, хватит? – тихо спросил он, и все мгновенно прекратилось.
— Как ты это делаешь? – подозрительно воззрился на него Курогане.
— Не знаю, оно само получается, — пожал плечами Фай.
Тут объединенных общей проблемой и одним одеялом товарищей, отвлек какой-то шум. На полу посередине комнаты боролась с собственными конечностями другая парочка – Доумеки и Ватануки. Их руки почему-то совершенно отказывались слушаться хозяев и проявляли нездоровый интерес к одежде «оппонента».
— Черт, черт, черт. Хватит, остановитесь, — бубнил Доумеки, едва сдерживаясь, чтобы не заорать, следуя примеру Курогане.
Ватануки же молча (удивительно!) пытался отползти, не используя непослушные руки, что едва ли ему удавалось.
— Попробуй ты, Ватануки. Прикажи им остановиться, — посоветовал страдальцу Фай.
— Стоя-я-ять! – что есть мочи заорал Кимихиро. И, как и следовало ожидать, буйство тут же прекратилось. Бедные парни, шатаясь, поднялись с пола.
— Знаете, я, кажется, понял, в чем дело, – вкрадчиво прошептал маг и, вновь стащив с ниндзя одеяло (а последний был бы не ниндзя, если бы не успел и на этот раз прикрыться подушкой), подошел к загадочной стене. Едва начавшийся робкий перестук, доносившийся, как теперь стало понятно, с той стороны, был прерван властным фаевским «прекратить!».
— Ха-ха, все-таки поразительно как просто порой люди относятся к своим словам. Что уж говорить про осознание силы мысли. Ватануки, подойди сюда, пожалуйста, – позвал парня Фай, а потом будто прикинул для себя что-то и обратился к Курогане и Доумеки. – Вы, хоть и не маги, тоже сгодитесь. Идите, идите сюда.
Когда четверка собралась у стены, Фай поочередно каждому прошептал что-то на ухо, причем выражение лица посвященного в тайну пробегало спектр эмоций от удивления до крайнего возмущения.
Успокоившись, все выстроились в шеренгу перед экраном.
— Как люди с собственной свободной волей, — торжественно начал Фай, — мы настоятельно просим…
— Приказываем! – перебил его Курогане.
И все хором:
— Хватит нас яоить!




Постскриптум:
— Браво! – воскликнула Юко и пару раз хлопнула в ладоши, для этой цели даже отцепившись от очередного бокала с цветастым алкогольным коктейлем.
— Детки наконец-таки догадались о причине некоторых своих, хмм, скажем так, проблем, — пояснила она сидящей рядом Кохане-чан.
Ведьма приподнялась с пляжного шезлонга и приблизила свое лицо к лицу девочки, приподняв указательным пальцем ее подбородок.
— Мальчики бывают порой редкостными тугодумами. Как хорошо, что мы так быстро все поняли, правда?
От такой иронии Кохане залилась краской и смущенно улыбнулась Юко.
Одной рукой ведьма, обняв тонкую талию, притянула девочку к себе, а другой заправила светлый локон за ухо, не прекращая все это время плотоядно улыбаться.
Их уединение нарушила подошедшая с подносом, уставленным разнообразными экзотическими коктейлями, Химавари. На ней был купальник, как, в прочем, и на Юко с Кохане, но поверх был одет черно-белый фартук горничной, а на правом бедре красовалась неуместная ажурная тесемочка. Хотя по поводу неуместности Юко могла бы поспорить – на ее вкус все было идеально.
— Юко-сан… Скажите, пожалуйста, – нерешительно начала она, поставив тяжелый поднос на столик рядом с шезлонгом довольной ведьмы. – Когда все это закончится?
— А что-то не так? – спросила Юко, присосавшись к коктейлю ядовито-синего цвета.
— Да не то чтобы… — замялась девушка. – Просто немного странно.
— Не беспокойся, Химавари-чан, — успокоила ее Кохане. – Все закончится, как только…
Юко и Кохане обступили начинающую паниковать Химавари с двух сторон и зловещим полушепотом синхронно произнесли:
— …как только закроется Ворд!

@темы: xxxHolic, Tsubasa : Reservoir Chronicle, Fan-fiction